Аутизм в америке

В прошлом месяце Центр контроля и профилактики заболеваний (CDC), агентство-страж американского здравоохранения, в своем официальном заявлении сообщил умопомрачительную новость — в США страдает аутизмом 1 из 150 детей. Эта новая цифра заболеваемости получена на основании двух исследований восьмилетних детей в 2000 и в 2002 гг.

Эта новая информация, казалось, не особо обеспокоила чиновников из Центра контроля заболеваний, и мы снова услышали Чудовищную Ложь об Аутизме — что, мол, неважно, сколько у нас детей с аутизмом, это не означает реального подъема заболеваемости, это лишь говорит о «более совершенной диагностике» и об «улучшении качества статистической обработки данных Центром контроля заболеваний».

Вслед за откровением об «1 из 150» последовала еще одна новость на ту же тему: недавние открытия подтверждают, что причиной аутизма являются «генетические отклонения». В исследовании участвовало 120 ученых из 50 исследовательских институтов, объединенных в Проект генома аутизма (AGP).

Судя по заголовкам в СМИ, произошло крупное научное открытие. «Нью-Йорк пост» писала: «Замечены генетические нарушения, ведущие к аутизму»; «Бостон глоуб» опубликовала материал «У пациентов с аутизмом найдены генетические отклонения»; «Балтимор сан» объявила, что «причина аутизма — комбинация случая и генетики». Ученые, которым столько времени не удавалось разобраться в этом нарушении, казалось, не имевшем определенной причины, наконец-то напали на след.

Неискушенному читателю может показаться, что аутизм — заболевание наследственное. В конце концов, гены ведь отвечают за признаки, передаваемые из поколения в поколение. Но не все так просто.

Дело не просто в генах, а в мутирующих генах, и не в одном или нескольких, а возможно в сотнях генов.

Репортер Том Паулсон писал в одном из периодических изданий Сиэттла:

Лучшие генетики Сиэттла обнаружили убедительные доказательства того, что большинство случаев аутизма могли быть вызваны ошибками в ДНК человека, случайными и спонтанными, а не унаследованными от родителей.

Статья недвусмысленно намекала на то, что аутизм у человека развивается по причине «генетических ошибок».

Д-р Томас Инсел, директор Национального института психического здоровья, сообщил, что эти данные «являются ярчайшим свидетельством в пользу того, что аутизм вызывается многими генетическими аномалиями, которые каким-то образом позднее ведут к аналогичным неврологическим нарушениям». Инсел также сказал, что «эти новые данные существенно усложняют поиски генов, влияющих на развитие аутизма».

Ведущий исследователь д-р Джонатан Себат ссылается на «сбои» или ошибки в человеческом генетическом коде или геноме, в результате которых теряются или добавляются новые фрагменты ДНК. Себат также заметил, что новое открытие

похоже, опровергает гипотезу о том, что аутизм может быть последствием детских прививок. Эти генетические изменения присутствуют в каждой клетке и, таким образом, происходят сразу после зачатия. Вакцина, введенная после рождения, не могла бы оказать такого обширного действия.

Высказывания д-ра Себата наводят на мысль, что эти генетические мутации происходят совершенно случайно, сами по себе. Хотя он ни разу словом не обмолвился о том, что могло бы вызывать такие мутации, он, похоже, совершенно уверен в том, что открытие гена опровергает связь с вакцинами, особенно с ртутью в них.

Однако не будем спешить. Не вся научная общественность согласна с д-ром Себатом. Д-р Эзра Сассер, зав. кафедрой эпидемиологии факультета общественного здравоохранения Колумбийского университета в Нью-Йорке, заметил, что эти данные могут помочь ученым понять, как «факторы окружающей среды могут влиять на заболеваемость аутизмом, вызывая генетические мутации».

Сассер сказал: «Новые данные означают, что нам нужно задуматься о многих факторах окружающей среды, способных влиять на аутизм».

Эти новые данные о генетике и аутизме были освещены во многих средствах массовой информации, причем, репортажи звучали так, как будто мы на пороге решения загадки аутизма.

Конечно же, это не так. Аутизм — не медицинская загадка, которая всегда существовала, будоража разум, и которую мы просто не могли разрешить. Взрыв аутизма был полностью проигнорирован большей частью научной общественности.

В настоящее время в США аутизм является эпидемией. Он катастрофически поражает наши школы и угрожает будущему нашей системы социального обеспечения. Заболевание, которое когда-то было огромной редкостью, сейчас настолько повседневно, что каждый из нас знаком хотя бы с одной семьей, в которой есть аутичный ребенок.

Но в сознании чиновников аутизм никак не может быть эпидемией, поскольку до сих пор в истории человечества не было генетических эпидемий. Гены не мутируют случайно и спонтанно, без всякой причины, сами по себе. Должен быть какой-то внешний толчок, причина, заставляющая эти гены мутировать.

Д-р Питер Флетчер, бывший старший научный сотрудник Департамента здравоохранения Великобритании, соглашается, что аутизм — это эпидемия, и что у этой эпидемии есть внешние причины. Вот его объяснение происходящего:

Нет никакого сомнения в том, что число случаев аутизма в США и Соединенном Королевстве растет в эпидемических пропорциях.

Было сделано предположение, что наблюдаемое явление — не настоящий рост заболеваемости, а результат повышенного внимания к проблеме и/или изменения критериев диагностики. Если бы это было так, то с повышением внимания и новыми критериями диагностики было бы обнаружено столько же случаев ранее незамеченного аутизма, сколько мы имеем сейчас. Однако все усилия по поиску этих более ранних случаев провалились как в США, так и в Соединенном Королевстве.

Это отсутствие более ранних случаев можно объяснить лишь двумя причинами. Либо все больные в какой-то момент спонтанно излечились (что само по себе порождает сомнения в том, что это были именно случаи аутизма), либо они все умерли. Оба варианта не представляются вероятными. Остается сделать вывод о том, что случаев аутизма действительно стало больше.

Это увеличение заболеваемости означает одно из двух: либо причина представляет собой врожденный или «внутренний» фактор, присущий пациенту, либо это фактор «внешний». Внутренним фактором может быть только генетический сбой, либо врожденный, полученный от родителей, либо мутация у самого ребенка. Какова бы ни была причина такой мутации, она должна была произойти одновременно, около 1990 г., у тысяч человек в США и Соединенном Королевстве, вызывая у этих людей совершенно одинаковые генетические мутации. Насколько мне известно, в течение миллиардов лет эволюции такого до сих пор не происходило. Это означает, что если все обстоит именно так, как нам объясняют, то мы имеем дело с беспрецедентным феноменом вселенского масштаба.

Таким образом, наблюдаемый рост аутизма за такое короткое время (15–20 лет) не просто реален, но и должен иметь внешнюю причину.

В настоящее время единственное возможное объяснение заключается в области воздействия вакцинации/токсических веществ/иммунных нарушений. Если у кого-нибудь, кто мудр и в курсе вопроса в большей степени, нежели все остальные, есть другие соображения о возможных причинах, мы будем весьма благодарны, если они нам о них сообщат. Тогда у нас есть шансы составить список возможных причин, которые потом можно будет исследовать разнообразными хорошо проверенными и надежными методами. А это, в свою очередь, даст нам шанс решить наконец наши проблемы и прекратить бессмысленные споры.

Нам необходимо как можно скорее организовать широкомасштабные международные исследования с целью поиска возможных причинных факторов.

Приверженцы генетической модели аутизма ведут себя так, как будто подобные мутации регулярно происходили с миллионами детей все время и повсюду. Ведь если бы кто-либо из них признал взрыв заболеваемости, им пришлось бы признать и необходимость поиска причины.

Директор Центра контроля заболеваний Джули Гербердинг с легкостью объявила о заболевании аутизмом одного из каждых 150 детей. Она сказала, что несмотря на то, что больше детей получает такой диагноз, это не обязательно означает, что растет заболеваемость. Похоже, прессу совсем не обеспокоил тот факт, что Центр контроля заболеваний уже несколько лет считает детей с аутизмом, но так и не может нам сказать, стало ли их больше.

Статьи с историями о генах аутизма ничего не сообщили нам о том, что в 70–х аутизм поражал одного из 10000 детей, а в 80–х годах уже одного из 2500.

Ученые, которых цитировали в этих статьях о генетических исследованиях, говорили, что «это захватывающая работа» или что «получены любопытные данные». Специалисты дали понять, что впереди у них могут быть годы исследовательской работы. По своему тону эти статьи напоминали ученые дебаты по вопросу, является ли Плутон планетой. Ничто в них не намекало на катастрофу здравоохранения, затрагивающую куда больше американцев сегодня, чем эпидемия полиомиелита в 50-х годах.

А в это время в реальном мире бесчисленные семьи живут в безмолвном отчаянии, борясь с эмоциональным и финансовым бременем воспитания детей с аутизмом. Школы несут расходы по их образованию, ставящие их на грань банкротства.

Почти все статьи о гене аутизма описывают аутизм как всего лишь психическое расстройство, ограничивающее возможности общения и социального взаимодействия. Такое определение ничего общего не имеет с многими реальными аутичными детьми.

Оно не включает подростка, который не может говорить и до сих пор в памперсах, или аутичных детей, требующих постоянного присмотра, поскольку они агрессивны или попросту могут неожиданно выскочить на проезжую часть. Сюда не входят все остальные проблемы здоровья, связанные с аутизмом, такие как эпилепсия и кишечные проблемы.

Один из исследователей, д-р Фред Волкмар, профессор детской психиатрии, педиатрии и психологии Йельского университета, в интервью «Нью-Йорк таймс» в прошлом месяце сказал, что «заболеваемость, похоже, не изменилась за последние 20 лет». Для него аутизм не является критической проблемой здравоохранения, затрагивающей все больше и больше детей.

В статье «Аутизм связан с геном, фрагментом хромосомы», опубликованной в «Вашингтон таймс» 24 февраля, Волкмар говорит: «Мы уже много лет знали, что аутизм — заболевание в высшей степени генетическое». Далее он объясняет, что «за последние десять лет цифры заболеваемости выросли в десять раз, отражая растущее внимание к проблеме, расширение диагностических критериев и улучшение специальных образовательных программ».

Похоже, научную общественность совсем не беспокоит, что в этом году диагноз аутизма получат больше детей, чем диагнозы СПИДа, диабета и детского рака вместе взятые. Эти новые данные были получены после нескольких лет исследований и теперь, когда мы знаем, что речь идет о большом числе генов, конца этим исследованиям не видно.

Однако истории реальных детей, о которых рассказывают в новостях, рисуют совсем другую картину аутизма. Это вовсе не отвлеченная философская категория, на тему которой можно спокойно философствовать и размышлять до скончания веков.

Нью-Йорк: «Тонаванда ньюс» отмечает, что число случаев аутизма в штате «подскочило с неполных 2000 в 1992 г. до 9500 в 2003 г. Особенно остро проблема стоит в Лонг-Айленде, где это нарушение подстерегает одного из каждых 85 детей».

Нью-Джерси: «Черри хилл курьер пост» сообщает о том, что правительство штата разрабатывает законопроекты для решения проблемы аутизма. Депутат Джозеф Пиннаккио заявляет: «Аутизм достиг эпидемических масштабов. У меня нет никаких сомнений в том, что увеличение заболеваемости обусловлено внешними факторами».

12 марта в издании «Бриджтон ньюс» в Нью-Джерси была опубликована статья Джейми Марин, в которой говорилось о том, что Нью-Джерси занимает первое место по заболеваемости аутизмом в США — болен 1 из 94 детей. Марин пишет, что

губернаторская инициативная группа по аутизму выделяет грант для создания отдельного специального класса для аутичных детей в школе Силвер Ран. В настоящее время в первом классе школы учатся шесть учеников с аутизмом, и еще девять в местном дошкольном учреждении.

Мичиган: психолог Том Браун, исполнительный директор Центра поддержки аутизма, входящего в Региональный центр Мэйком/Окленд, назвал аутизм в «Окленд пресс» «медицинским кризисом».

Западная Виржиния: по телеканалу WOWK выступил Аллен Горрелл, директор начальной школы в Наттер Форт. Он сообщил, что «ни в округе, ни в штате Западная Виржиния не хватает преподавателей, обученных работе с аутичными детьми».

Флорида: 7 марта «Санкт-Петербург таймс» доложила об открытии новой школы для аутичных детей в округе Паско. «Частная школа в момент открытия предложит 200 мест детям из шести округов, со временем число мест планируется увеличить до 600».

Техас: В новостях штата широко освещалось предложение законодателей позволить использовать ваучеры для перевода аутичных детей из государственных школ в частные, чтобы получить специализированную помощь. «Шерман Денисон геральд демократ» сообщила, что

по последним оценкам, аутизмом страдают 17000 школьников штата. Специалисты утверждают, что это число возросло на 600% в последние 20 лет, достигая эпидемических пропорций.

Висконсин: 25 февраля Терри Андерсон, репортер «Грин Бэй пресс газетт», писала:

Четырнадцать лет назад во всех школьных округах штата Висконсин вместе насчитывалось 200 аутичных детей. Сегодня у нас в одном только школьном округе Грин Бэй не менее 200 детей с аутизмом. В декабре 2005 г (последние доступные данные) Департамент общественной информации насчитал в штате 5085 школьников с нарушениями аутистического спектра.

Нисан Бар-Лев, директор специального обучения Объединенного агентства по образованию штата, сообщил, что «судя по цифрам Департамента общественного образования, можно сделать вывод о по меньшей мере эпидемии». В статье говорится, что существуют «списки очередников на получение отказа системы ‘Медикэйд’, чтобы получить право на возмещение медицинских расходов», и что губернатор Висконсина Джим Дойл заявил: «Мы и близко не в состоянии подойти к возмещению этих расходов».

Массачуссетс: «Метро уэст дейли ньюс» описывает разрушительное воздействие аутизма на бюджеты школ.

В одном из округов школам придется найти дополнительные 364 тысячи долларов на расходы по специальному образованию, включая расходы на транспорт, контрактные услуги, дополнительный персонал и дополнительные занятия.

Один чиновник говорит:

Когда я только поступил на работу в округ (в 1993 г.), у нас было двое детей с диагностированным аутизмом. Сейчас у нас их 36 человек. Это огромный рост, и это происходит не только у нас.

Калифорния: 10 марта «Норт каунти таймс» опубликовала статью «Аутизм растет как в нашем округе, так и по всей стране». В статье отмечена поразительная динамика заболеваемости.

Сотрудники Юго-Западного школьного округа наблюдают настоящий взрыв числа аутичных школьников за последние четыре года. В районах Темекула и Лэйк Эльсинор число детей с аутизмом увеличилось на 300 процентов. В районе Мурьета число школьников с аутизмом выросло на 650 процентов, что составляет около 100 человек.

Родители одного ученика с аутизмом смогли собрать в прошлом году сорок тысяч долларов «на учебные пособия, столь необходимые учителям для аутичных учеников, но которые школьный район Темекула не мог себе позволить».

Невероятно, но нам предлагается верить, что все это — результат лишь «возросшего внимания к проблеме» и «расширения критериев диагностики аутизма».

Кажется, что все эти эксперты, тщательно разыскивающие неуловимые генетические мутации, находятся в блаженном неведении относительно разрушительного воздействия аутизма на наши школы и приближающейся катастрофы, которая разразится, когда все эти аутичные дети станут аутичными взрослыми. Глядя на статистические графики и таблицы Департамента образования, показывающие шквальный рост аутизма, невозможно не испытывать беспокойства. Резкий рост числа пораженных аутизмом детей в наших школах — не что иное, как пугающий предвестник удара по системе социального обеспечения в следующие пять-десять лет.

Прошлогоднее исследование Майкла Ганца из Гарварда дало консервативную оценку стоимости содержания одного человека с аутизмом в течение его жизни. Это 3,2 миллиона долларов.

Роберт Краков из «Лайфспайр» (общественная организация помощи лицам с проблемами развития. — Прим. перев.) оценивает эту же стоимость в 10,125 миллионов долларов на каждого человека с аутизмом. Эта цифра следует из ежегодных расходов в 225 тысяч долларов при ожидаемой продолжительности жизни 66 лет, и она не включает период до 21 года.

Похоже, никто не хочет задумываться о будущем. Мы видим ученых, которым предстоят еще годы исследовательской работы. Никто не называет аутизм эпидемией. Никто не говорит о том, чтобы остановить ее, пока не пострадало еще больше детей.

Остается лишь надеяться, что в рамках исследования геномов, вероятно имеющих отношение к аутизму, изучат и генетические мутации, возникающие под воздействием того количества ртути, которое наши дети получают с прививками.

1796web.com

Каждый второй ребенок в США будет аутистом уже через 10 лет?

Ученые винят в этом ГМО

08.01.2015 в 16:55, просмотров: 24252

В последние годы количество детей-аутистов во всем мире растет стремительными темпами. Ежегодно таких пациентов становится на 7-10% больше. По экспертным оценкам, аутизмом сегодня страдает каждый 130-й мальчик и каждая 150-я девочка.

Но прогнозы ученых пугают: как считают в Массачусетском технологическом институте, уже через 10 лет каждый второй ребенок в США будет аутистом. Сегодня эксперты выдвигают предположение, что виной тому – используемые в сельском хозяйстве гербициды.

В последние годы аутизм стали называть новой болезнью цивилизации. Она проявляется преобладанием замкнутой внутренней жизни, активным отстранением от внешнего мира, бедностью выражения эмоций. Точной причины этого расстройства до сих пор никто так и не знает. Некоторые ученые связывают возникновение аутизма с нарушением развития головного мозга. Кроме того, считается, что аутизм может быть результатом сложного сочетания генетических и экологических факторов.

Однако американские ученые, похоже, сделали сенсационное открытие, касающееся одной из возможных причин появления и распространения этой болезни цивилизации. Согласно исследованию научного сотрудника Массачусетского технологического института, доктора Стефани Сенефф, обнародованному в ходе университетской конференции, посвященной вопросам генетически модифицированных организмов (ГМО), применение новых видов сельскохозяйственных удобрений ведет к нарушению развития головного мозга новорожденных детей. Так, ученый составила таблицы, которые наглядно демонстрируют связь между возрастающим использованием в сельском хозяйстве химического гербицида на основе глифосата «Раундап» и увеличивающимися показателями аутизма. Кстати, первое в мире генетически-модифицированное растение было создано именно по вине этого гербицида. А сегодня 90% всех существующих в мире трансгенных культур — это растения, устойчивые к определенным химикатам, в основном к «Раундапу».

…Впервые гербицидные свойства глифосата были обнаружены в 1970 году Джоном Францем. Повсеместное применение «Раундапа» особенно усилилось, начиная с 1990-х годов и продолжает расти до сих пор. Между тем, число детей-аутистов в США в 1975 году составляло 1 на 5000, на сегодняшний же день — 1 на 68.

Недавно были опубликованы данные о том, что активный ингредиент глифосата, обнаруженный в грудном молоке американских матерей, находится на опасном уровне — он в 760−1600 раз (!) превышает допустимые нормы для европейской питьевой воды.

Тестирование показало, что в среднем американцы имеют в своей моче в десять раз больше накоплений глифосата, чем европейцы, а у детей-аутистов обнаружены биомаркеры, свидетельствующие о чрезмерной концентрации глифосата в организме.

Доктор Сенефф также отметила, что большинство исследований, изучающих эффекты «Раундапа», берут слишком короткий временной отрезок, не учитывая то, как глифосат постепенно накапливается в окружающей среде и человеческих организмах. Согласно прогнозам ученого, к 2025 году один из двух американских детей будет аутистом.

Кстати, сегодня средство «Раундап» широко используется и в России. Многие дачники покупают его даже для собственных огородов – чтобы бороться с сорняками.

Есть ли тут связь или нет, но количество детей-аутистов растет и в России. В столичном Научно-практическом центре детской психоневрологии Департамента здравоохранения в ближайшее время планируют открыть первое в городе отделение для детишек с аутизмом. «Это новое направление нашей работы. К сожалению, в последнее время детей с этим заболеванием становится все большое, и не только у нас, но и во всем мире. Однако, в отличие от других стран, у нас такими пациентами занимаются не неврологи, а психиатры. А далеко не каждая мама готова доверить своего малыша психиатру — в итоге люди либо не лечатся, либо лечатся нетрадиционными методами. Поэтому мы планируем открыть в столице первое отделение, где будут заниматься аутизмом», — говорит главный детский невролог Москвы, депутат Мосгордумы Татьяна Батышева.

Что же касается лечения аутизма, то, увы, пока ученые не придумали способов радикального лечения этой болезни, и для улучшения состояния таких пациентов применяют главным образом психологические методики реабилитации больных. Однако, возможно, прорыв в этой области совершит стволовая медицина. Исследования китайских и американских ученых показали, что состояние детей-аутистов, которым провели трансплантацию стволовых клеток, значительно улучшается. Ученые из китайского госпиталя Shandong Jiaotong Hospital при поддержке University of California Davis и Stanford University (США) провели уже две фазы клинических исследований, в ходе которых 37 детям-аутистам в возрасте от 3 до 12 лет вводили стволовые клетки (пуповинной крови и так называемые мезенхимальные из пупочного канатика). Процент пациентов, у которых эффект характеризовался как «очень сильное улучшение» и «значительное улучшение» в группе детей, получавших трансплантацию различные стволовые клетки, составил 88,89%. Эти данные существенно отличались от данных контрольной группы, в которой процент пациентов с улучшениями составил всего 7,69 %.

Ученые отмечают, что у пациентов, получивших стволовые инъекции, были зафиксированы объективные и субъективные функциональные улучшения в области визуальных, эмоциональных и интеллектуальных реакций, адаптации к изменениям, страха или нервозности, коммуникации и уровня активности, а также в степени социальной изоляции, стереотипного поведения и гиперактивности.

– Данное исследование наверняка заинтересует семьи, в которых уже есть больной ребенок, и при этом в персональном банке хранится образец пуповинной крови. А если учитывать общемировую тенденцию поиска новых показаний для эффективного использования образцов пуповинной крови, круг заинтересованных может быть гораздо шире. В последние годы все популярнее становится идея так называемой биологической страховки, поскольку наблюдается значительный рост количества исследований, где образцы пуповинной крови используются при самых разных заболеваниях в качестве трансплантата. Это, например, ДЦП, сахарный диабет 1 типа, травмы головного мозга, а в перспективе – ишемическая болезнь сердца, цирроз печени, инсульты, — комментирует руководитель лаборатории российского Гемабанка Иван Потапов.

www.mk.ru

Исследование. Уровень аутизма в США: 1 ребенок из 68

Новая статистика, опубликованная американскими эпидемиологами, вызвала большой резонанс во многих странах

Центр по контролю заболеваемости и профилактике США (CDC) опубликовал новый отчет, согласно которому у одного ребенка из 68 есть расстройство аутистического спектра (РАС). Это на 30% больше, чем аналогичный уровень два года назад, который составлял 1 из 88.

Новые данные основаны на проведенной CDC оценке медицинских и образовательных карт восьмилетних детей из 11 американских штатов: Алабама, Висконсин, Колорадо, Миссури, Джорджия, Арканзас, Аризона, Мэриленд, Северная Каролина, Юта и Нью-Джерси. Случаи аутизма в этих штатах варьировались от низкого уровня — 1 из 175 детей в Алабаме, до высокого — 1 из 45 детей в Нью-Джерси.

Дети с аутизмом, как и раньше, по большей части были мужского пола. Согласно новому отчету CDC, аутизм был у 1 из 42 мальчиков, что в 4,5 раз больше, чем среди девочек (1 девочка из 189).

«Мы обращали внимание на все характеристики аутизма, — говорит Колин Бойл, директор Национального центра врожденных дефектов и нарушений развития CDC. — Мы отмечали возраст, в котором был поставлен диагноз. Мы смотрели на самый ранний диагноз. Мы смотрели на сопутствующие расстройства, которые могли быть у детей, другие нарушения развития, наличие или отсутствие интеллектуальной инвалидности, и их уровень интеллекта в целом».

Наибольшее увеличение детей с этим диагнозом приходится на детей с интеллектуальными способностями на среднем уровне или выше среднего. В данном исследовании почти у половины детей с расстройствами аутистического спектра интеллектуальный уровень был средним или выше среднего (IQ выше 85). Десять лет назад их доля составляла лишь одну треть от общего числя детей с аутизмом.

Отчет не может ответить на вопрос, почему у все большего числа детей диагностируется аутизм, говорит Бойл. Однако она считает, что большая информированность при выявлении и диагностике детей, так или иначе, способствует увеличению этой цифры.

Новый отчет основан на данных о более чем 5 300 детях. «Мы тщательно анализируем записи. Мы собираем всю информацию, а затем каждая карта ребенка анализируется специалистом, чтобы убедиться, что ребенок действительно соответствует определению аутизма», — говорит Бойл. Отчет основан на таком же определении аутизма, что и отчет 2012 года.

Кое-что не изменилось за эти годы, и это тот факт, что диагноз до сих пор ставится слишком поздно. По данным отчета, средний возраст диагноза до сих пор составляет более 4 лет, несмотря на то, что аутизм можно диагностировать уже в 2 года.

Чем раньше диагностирован аутизм, тем выше шансы ребенка преодолеть сложности, связанные с этим расстройством. «Это не излечение, но это изменение траектории», — говорит доктор Гэри Голдштейн, президент и исполнительный директор Института Кеннеди Кригера и профессор неврологии в Университете Джонса Хопкинса.

«Нам нужно продолжить наши усилия по информированию медицинского сообщества и населения в целом о том, как распознать проблемы развития, связанные с РАС и другими нарушениями, на самых ранних стадиях, на каких это только возможно. Если семьи будут знать, что не так с их ребенком, то это поможет избежать больших ошибок, а также начать своевременное оказание помощи», — считает доктор Макс Уизнитцер, детский невролог из центра «Rainbow Babies» и детской больницы в Кливленде, который занимается диагностикой и лечением детей с аутизмом.

Этот новый отчет основан на данных 2010 года, когда детям было 8 лет (то есть, это дети, родившиеся в 2002 году). С 2000 года CDC проводит оценки по распространенности аутизма на основе отчетов, полученных Сетью мониторинга аутизма и нарушений развития.

Каждые два года исследователи Центра определяют количество восьмилетних детей с аутизмом примерно в дюжине регионов США. (Количество регионов варьировалось от шести до 14, в зависимости от финансирования, выделенного в тот или иной год).

С 2000 по 2002 год оценка распространенности аутизма составляла 1 из 150 детей. Два года спустя исследователи пришли к выводу, что аутизм есть у 1 из 125 восьмилетних детей. В 2006 году количество возросло до 1 из 110, а затем результаты достигли 1 из 88 по данным на 2008 год.

Бойл признает, что статистика не обязательно отражает ситуацию в США, так как информация была получена только в 11 штатах, а не со всей страны. Однако она добавляет, что данные из этих 11 регионов составляют 9% всех восьмилетних детей в США в 2010 году, что предоставляет Центру «хорошую картину того, что происходит в этих сообществах в отношении аутизма».

Однако такие эксперты как Уизнитцер и Голштейн обеспокоены тем, что новый отчет CDC описывает не тот же самый аутизм, который диагностировался 20 лет назад, когда цифры впервые начали расти.

«Двадцать лет назад мы рассматривали только аутизм с интеллектуальной инвалидностью. Мы никогда не учитывали детей с нормальным интеллектом, врачи не думали, что у высокофункциональных детей тоже мог быть аутизм», — говорит Голдштейн.

Уизнитцер считает, что письменные отчеты не могут определенно показать, есть ли у ребенка аутизм. Нужно видеть ребенка для полного диагноза, но у экспертов CDC нет такой возможности.

«Этот отчет говорит нам, что в этих штатах существует значительное число детей, у которых есть социальные отличия и схемы поведения, которые могут присутствовать при РАС, но они также могут быть следствием других расстройств, имеющих сходные проявления, таких как социофобия, СДВГ с социальной незрелостью и интеллектуальные проблемы», — говорит он.

И хотя в отчетах CDC уровень аутизма остается более высоким среди белых детей, чем среди афроамериканских и латиноамериканских, «сейчас растет процент людей из этнических меньшинств и женщин, которым ставится этот диагноз», говорит Скот Бадеш, президент и исполнительный директор Общества аутизма Америки. Он добавляет: «Мы также наблюдаем увеличение диагнозов среди девочек старше восьми лет».

Новая статистика вызывает сильное беспокойство насчет доступа к помощи, поскольку аутизм — это пожизненное расстройства, а потребность в специальных услугах в связи с аутизмом появляется в момент диагноза, говорит Роберт Ринг, старший научный сотрудник организации Autism Speaks, которая занимается защитой интересов людей с аутизмом и их семей.

«За этими цифрами стоят реальные люди, — говорит Ринг. — Каждая единица в статистике — это одна семья, которой приходится принимать последствия диагноза для всей жизни их любимого человека. Мы должны составить план в ответ на эти цифры, национальную стратегию по аутизму, и роль лидера должен взять на себя Вашингтон», поскольку проблема затрагивает каждый регион.

В конечном итоге не так уж важно, каковы точные цифры. Как считает Голдштейн, 1 из 68 или 1 из 70 — не имеет значения. Важно то, что мы теперь знаем, что это вовсе не редкое расстройство, и что важно обеспечить каждому человеку с аутизмом необходимую помощь и наилучшее качество жизни.

Все согласны с тем, что необходима национальная стратегия, которая объединит ученых, политиков, педагогов и членов семьи для поиска оптимальных решений для людей с аутизмом.

Одна из главных проблем, с точки зрения Голдштейна, состоит в том, что «у нас не достаточно для этого обученных специалистов». Он добавляет, что «трудно получать за это плату». Часто страховка не покрывает услуги, связанные с аутизмом, даже в тех штатах, где это требуется законодательно.

Аутизм — это определенно расстройство, которое «или есть, или его нет», говорит Гольдштейн, и новые цифры демонстрируют, что людей, нуждающихся в отсутствующих службах, еще больше, чем считалось.

outfund.ru

Аутизм в США: можно ли лечить «гениев»?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Такие люди встречаются очень нечасто: они могут решать головоломные примеры, мгновенно оценивать расстояния между объектами, вычислять, на какой день недели тысячи лет назад приходится заданное число, всегда и без часов угадывать время, помнить огромное количество информации.

Люди, имеющие подобные способности, нередко страдают аутизмом – расстройством, которое диагностируется у каждого сотого ребенка в США.

Общее число американцев-аутистов перевалило за 4 миллиона человек, однако феноменальные способности имеют далеко не все больные.

Вероятность появления на свет человека с выдающимися способностями в десятки тысяч раз ниже, чем рождение проблемного ребенка с низким или средним уровнем интеллекта. А вероятность рождения гения — 1 к 80 миллионам человек.

Эксперты говорят, что аутизм — это многогранное явление, при котором интеллект человека имеет диапазон от идиотизма до гениальности. Аутистам крайне трудно выражать свои эмоции и взаимодействовать с другими людьми.

Детский невропатолог из Майами Татьяны Дубровская, которая ежедневно сталкивается с пациентами-аутистами, говорит, что многие талантливые люди, в том числе знаменитые, могут иметь такой диагноз.

У Дубровской есть любимый маленький пациент с синдромом Аспергера – мягкой формы аутизма. Она называет его Гарри Поттером. В пять с половиной лет он уже читает, как четвероклассник, и может решать квадратные уравнения.

«А в четыре года, когда мальчик понял, что такое отрицательные числа, – рассказывает врач, — он с радостью подбежал к воспитательнице в саду и сказал, что шесть минус десять равняется минус четыре, чем поверг ее в недоумение. Это очень одаренный мальчик, но он аутист и мало приспособлен к жизни в обществе».

Некоторые американские аутисты, несмотря на их странности, известны всему миру, финансово обеспечены и духовно реализованы.

Скончавшийся в прошлом году аутист Ким Пик, прототип главного героя в художественном фильме «Человек дождя», — запоминал до 98% прочитанной информации.

Американец-аутист Джонатан Лерман имеет коэффициент интеллекта всего 53 (при том что значение IQ ниже 70 часто квалифицируется как умственная отсталость). Однако он — один из самых популярных портретистов в мире, рисующих углем.

Синдромом Аспергера страдает и лауреат Нобелевской премии в области экономики Вернон Смит. В числе знаменитых аутистов — также американская писательница и ученый Темпл Грандин, автор книги «Перевод с языка животных».

Не болезнь

Однако тех, у кого нет действительно выдающихся способностей, — большинство.

Для родителей, у которых в доме появляется маленький аутист, жизнь меняется кардинально. И успешные результаты при этом приносит не обычное медицинское лечение, а специальная философия противостояния недугу.

Доктор Дубровская не считает аутизм заболеванием.

«Это состояние, а не болезнь, которое можно корректировать, но не лечить, — утверждает специалист. — Большинство аутистов не требуют медикаментозного лечения, но требуют внимания, заботы, терпения и специальной терапии».

Дубровская полагает, что аутизм является результатом двух факторов — генетической предрасположенности и воздействия на организм беременной женщины радиации или токсичных веществ.

«У меня есть клиентка, которая родила на военной базе в Техасе, — рассказывает доктор, — ее ребенок аутист. Одновременно с ней рожали еще четыре мамы, и из рожденных пятерых детей четверо – аутисты».

Чем раньше выявлен аутизм, тем легче ему противостоять, говорят американские психиатры.

В США действует федеральная программа «Ранние шаги», рассчитанная на детей со сложностями в развитии в возрасте до трех лет. В рамках этой программы на каждого ребенка-аутиста выделяется около 30 тысяч долларов в год.

Впрочем доктор Дубровская не считает, что число аутистов в США выше, чем в других странах. По ее мнению, в американской медицине принято «приписывать» аутизм даже тем, кто, к примеру, долго не начинает говорить.

«Такой подход вызван еще и тем, что больной аутизмом ребенок имеет гораздо больше льгот, чем многие другие дети», — отмечает Дубровская.

Как выжить в двух мирах?

В США существует несколько медицинских и психологических систем, успешно корректирующих поведение детей-аутистов. Со всего мира везут сюда своих аутичных малышей состоятельные родители.

«Здесь мы можем выбрать ту или иную систему для своего ребенка», — поясняет Римма, мама шестилетнего аутиста Вани Кононова из Москвы.

Сейчас семья Кононовых решает, какой именно системе отдать предпочтение.

Римма склоняется к общепринятой в США терапии, которая прививает ребенку с аутизмом лишь навыки социального общения, но не активизирует эмоции и чувства.

Но папа мальчика хотел бы применить нетрадиционную систему Son-Rise, разработанную семьей психиатра Барри Кауфмана в 1970-е годы.

Методы этой программы вводит в традиционное обучение английскому языку для детей из неанглоязычных семей нью-йоркский учитель Ольга Марьямчик. Среди ее обычных учеников есть несколько детей-аутистов.

«Многие из них в возрасте пять или шесть лет до сих пор не могут разговаривать, и многие с трудом поддаются обучению по традиционным методикам, — говорит педагог. — Поэтому в своей работе я использую как академические программы, так и альтернативные».

Ольга заметила, что дети с аутизмом более отзывчивы к учителю, который поддерживает их интересы, а не заставляет ребенка строго следовать плану урока.

Марьямчик стала вести записи, чтобы понять насколько способны аутисты жить в двух мирах одновременно: в своем внутреннем и во внешнем. «Я надеюсь через понимание поведения детей-аутистов найти оптимальный путь к их обучению», — объясняет она.

Ольга вдохновлена прогрессом пятилетнего мальчика-аутиста из китайскоязычной семьи, который, хотя еще не разговаривает, но уже умеет читать. «Когда ему говоришь слово, он быстро находит его в тексте, а сейчас он начинает писать, то есть он может выразить себя», — рассказывает учитель.

Особым талантом — обожать жизнь — называет Тамара Джонс необычные способности своей семилетней дочери-аутиста Нины. Девочка неплохо говорит и прогрессирует в социальном поведении. Мать верит, что способна вывести своего ребенка на нормальный уровень человеческой жизни.

Очень дорогое лечение

Мама и дочь, а также ее три помощника, которых Тамара обучила самостоятельно, занимаются по программе Son-Rise. «Ты сначала привлекаешь ребенка через действия, которые ему нравятся. Далее — создаешь и выстраиваешь эмоциональную связь с ним и только тогда прививаешь ему навыки социального поведения», — говорит Джонс.

Тамара полностью посвятила свою жизнь изучению недуга старшей дочери. Она посещает специальные семинары и занимается с Ниной ежедневно по 5-7 часов в специально оборудованной для этого аудитории.

«Хотя семинары, конечно, стоят недешево и не оплачиваются медицинскими страховками, — говорит мама Нины, — и хоть мы и не богатые люди, но с мужем не жалеем денег на обучение, поскольку видим прогресс у нашего ребенка».

В 2009 году борьба с аутизмом обошлась семье Джонс в 50 тысяч долларов.

Миле Прук, еще одной маленькой американке, страдающей аутизмом, только что исполнилось семь лет. Пять лет назад врачи установили, что девочка — аутист с проблемой выражения эмоций.

Для Натальи Прук, мамы Милы, счастливым моментом в жизни стал день, когда ее дочь призналась ей в любви.

«Я знала, что Мила любит меня, видела, как ей хотелось мне сказать об этом, и понимала, сколько усилий стоило моей дочери, чтобы собрать ее беспорядочный мозг для этого признания», — рассказывает женщина.

Наталья Прук, кандидат биологических наук — также, как и математик Тамара, — стала домохозяйкой и полностью посвятила жизнь борьбе с аутизмом. «Мы должны научить Милу жить и обеспечивать себя самостоятельно», — говорит она.

В отличие от Тамары, мама Милы практикует комплекс традиционных и альтернативных биомедицинских методов.

«У многих детей-аутистов имеются проблемы с желудочно-кишечным трактом, сном, питанием, иммунитетом, — рассказывает Наталья. — Специальная диета и соответствующая терапия корректируют аутические приступы».

Беспокойство

Из рациона девочки исключены все молочные продукты, сладости, мучное. Ежедневно в домашней аптечке для Милы находится медикаментов на сумму в 1 тыс. долларов.

Семья Прук каждый год тратит на борьбу с аутизмом около 25 тыс. долларов.

И у Нины, и у Милы есть младшие сестры. Сначала кажется, что младшие здоровые дети обделены родительским вниманием, однако со временем становится понятной их миссия – они являются не только отрадой для родителей, но и поддержкой в будущем для своих аутичных сестер.

Именно в таком духе и воспитываются шестилетняя Катя Джонс и трехлетняя Ева Прук.

Детей с аутизмом иногда считают сумасшедшими, поскольку они несутся в никуда сломя голову или дико кричат из-за отсутствия речи и неспособности сдерживать и контролировать свои эмоции. Они могут застывать, как манекены в витринах, или бесконечно повторять одни и те же движения.

Специалисты, работающие с такими детьми, отмечают, что именно такое неадекватное поведение может успокоить нервную систему аутистов.

Огромная заслуга американского общества состоит в терпимости к поведению аутистов в общественных местах.

«В США считается позорным обсуждать людей с ментальными отклонениями или смеяться над их поведением, здесь принято помогать таким людям, для них созданы специальные центры поддержки, — утверждает невропатолог Татьяна Дубровская. – Фирмы, как правило, не отказывают аутистам в работе, которую они способны выполнять. А это значит, что у американских аутистов есть полноценное будущее».

www.bbc.com

Еще по теме:

  • Прививка от кори и аутизм Многие родители давно уже подозревали, что регрессия, а затем и диагноз аутизма появились у их ранее нормальных детей после прививки от кори, свинки и краснухи (MMR). С октября 1988 года для выплаты компенсации лицам, пострадавшим от прививок, функционирует Программа компенсаций увечий […]
  • Тэтчер болезнь альцгеймера Умерла Железная леди: не стало Маргарет Тэтчер Бывшая премьер-министр Великобритании скончалась сегодня в возрасте 87 лет. Она умерла после очередного сердечного приступа. Проблемы со здоровьем начались у нее чуть больше 10 лет назад: в 2000 году у «железной леди» стали проявляться […]
  • Аутизм почему так много Что такое аутизм? И почему так важно о нём знать? Эйнштейн и Ньютон. Что, помимо гениальных способностей и вклада в науку могло бы их объединять? Английские ученые Симон Барон-Коэн из Кембриджа и Йоан Джеймс из Оксфорда долгое время изучали личности Альберта Эйнштейна и сэра Исаака […]
  • Программа работы логопеда с детьми с умственной отсталостью Программа по логопедии с легкой умственной отсталостью Успейте воспользоваться скидками до 50% на курсы «Инфоурок» Пояснительная записка сдала Окороковой Программа логопедической коррекции для детей с легкой интеллектуальной недостаточностью составлена на основе нормативно-правовых […]
  • Ранний аутизм симптомы Ранний детский аутизм: причины, признаки, виды, лечение При раннем детском аутизме в поведении ребенка могут присутствовать моторные или речевые стереотипии, могут проявляться агрессия и аутоагрессия, заторможенность или, наоборот, гиперактивность, стремление к ритуальности и многие […]
  • Фобия боязнь полетов Как перестать бояться летать на самолете Обращение Алексея Герваша, автора видеокурса «Летаем без страха» Что делать? Как избавиться от боязни летать? Есть ли легкий способ побороть страх летать? Вы не одиноки - около 30% населения Земли, это около 1 миллиарда человек, нуждаются в […]